К 350-летию со дня рождения Петра I

21 Марта 2022 года

К 350-летию со дня рождения Петра I

18 марта 2022 года студентка 1 курса ОСИ Ксения Домнори выступила с докладом на Городской научно-практической конференции исследовательских работ учащихся «Петровские чтения» по теме: «Новый тип общественных собраний петровской России».

Научные руководители: Смирнова Татьяна Михайловна, преподаватель истории и обществознания; Серченя Олеся Владимировна, преподаватель психологии и педагогики.



Новый тип общественных собраний петровской России

 

Актуальность исследования

Во всех сферах жизни общества Петром I были проведены реформы. Их целью было превращение России в передовое европейское государство.

Реформы культуры оцениваются по-разному. С одной стороны, они способствовали развитию наук и искусств: в Петербурге был создан первый музей – «Кунсткамера», в Москве открыт первый публичный театр, введен новый календарь, основана первая газета «Ведомости». Существенные изменения претерпела культура дворянства. Введены европейские обычаи: новая одежда, парики, запрет на бороды и т.д.

С другой стороны, культурные реформы Петра I вытесняли множество элементов русской культуры, заменив их иноземными. Царские указы начали регулировать все – какое платье можно носить по будним дням (немецкое), а какое – по выходным (французское), какой длины допустима верхняя одежда, какие можно носить прически и платья женщинам.

В настоящее время многие воспринимают ассамблеи как некие увеселительные мероприятия. В работе показана роль ассамблей в установлении новых норм общения и правил поведения, результатом которых стало изменение положения женщины, даны примеры делового этикета при проведении этих общественных собраний.

Цель и задачи исследования

Цель: на основе изучения картины художника Станислава Хлебовского и Указа Петра I «О достоинстве гостевом, на ассамблеях быть имеющем» показать особенности ассамблеи как новой формы общественного собрания.

Задачи:

1. Посетить Русский музей и детально познакомиться с картиной Станислава Хлебовского.

2. Использовать правила Указа Петра (с объяснением) для аргументации результатов исследования.

3. Показать отношение к ассамблее разных слоев населения.

4.   Отобрать литературу и Интернет-ресурсы по теме исследования.

«Не только для забавы, но и для дела»

Мечтающий жить на западный манер Петр I ввел правило устраивать ассамблеи. О том, что это такое говорилось в указе 1718 года: «Ассамблеи - слово французское, которого на русском одним словом выразить невозможно, но обстоятельно сказать: вольное в котором доме собрание или съезд желается не для только забавы, но и для дела; ибо тут можно друг друга видеть, и о всякой нужде переговорить, также слышать, что где делается, при том же и забава.» [2]. Это собрания «для увеселения или для рассуждения и разговоров дружеских» и каждый дворянин, сановник и богатый купец должен был, хотя бы раз в году, проводить ассамблеи у себя дома. Женщины впервые получили право посещать общественные собрания, а вход на ассамблею должен был быть доступен каждому прилично одетому человеку, за исключением слуг и крестьян [3, с. 173].

Обратимся к картине С. Хлебовского (1835-1884) «Ассамблея при дворе Петра Великого», за которую художник был удостоен второй золотой медали, а вскоре ему было присвоено звание «Классического художника» I степени.



Автор демонстрирует нам одно из таких праздничных собраний, на котором присутствует сам император. Начнем с убранства комнаты для гостей.

Хозяин, в доме которого проводилась ассамблея, обязан был соответствующим образом подготовить не менее трех комнат. Одна из них предназначалась для танцев. В другой комнате играли в шахматы и шашки (азартные игры не допускались, Петр I не терпел карточных игр). В третьей комнате расставляли столы, на которые для мужчин выкладывались трубки, спички, рассыпался табак, а также ставились бутылки с пивом и винами (в моду стало входить венгерское вино). Особ женского пола угощали чаем, кофе, миндальным молоком, медом и вареньями.

На картине мы видим комнату для общения, убранство которой говорит о богатстве хозяина. Просторный светлый зал, выходящий окнами на парк. Свет дают люстры, канделябры, жирандоли. Потолки гостиной высокие, украшены лепниной и рос­писью. Множество картин.   Пол набран из дорогого паркета. На полу ковры. Стены обиты материей. Комнату украшают большие часы с лепниной. Печь украшена изразцами. Мебель из ценных пород дерева. В гостиной уставлена мягкая мебель. Парадный интерьер был продуман так, чтобы в его пространстве разворачивалось действо: обеды и балы, приемы и беседы, чтение книг и музицирование, наслаждение произведениями искусства и игра в шахматы. На второй этаж ведет лестница, по которой прислуга доставляет различные блюда.

Ассамблеям Петр I посвятил сразу несколько указов. Например, Указом от 4 января 1700 г. дворянам и горожанам было запрещено ношение старого русского костюма и вместо него были установлены следующие формы: для мужчин – короткий прилегающий кафтан и камзол, кюлоты, длинные чулки и башмаки с пряжками, белый парик или напудренные волосы, бритое лицо; для женщин – широкая каркасная юбка, плотно облегающий лиф (корсаж) с глубоким декольте, парик и туфли на высоких каблуках, интенсивная декоративная косметика (румяна и белила) [6, с. 128].

В Указе «О достоинстве гостевом, на ассамблеях быть имеющем» ярким и образным языком, не без юмора, сформулированы основные «заповеди» – правила и советы, кои надлежало вспоминать постоянно, например: «Перед появлением многонародным гостю надлежит быть: 1. Мыту старательно, без пропускания оных мест. 2. Бриту тщательно, дабы нежностям дамским щетиною мерзкой урон не нанести.» [2]. На картине мы видим участников собрания, которые выполняют данные правила: дамы в вечерних платьях, кавалеры в париках, камзолах венгерского, саксонского и французского образца.

Мы не видим здесь столы, заставленные блюдами. Ассамблеи смещали приоритеты – еда была необязательна или второстепенна, общение проходило в широком кругу, на первый план входили танцы, игра в шахматы и шашки, непринужденные беседы. Людей не приглашали специально, они обязаны были приходить сами. Человек на ассамблее был интересен не знатным происхождением и рангом, а личными способностями и умением общаться.

Очень точно охарактеризовал ассамблеи великий русский историк Василий Осипович Ключевский: «Это и биржа, и клуб, и приятельский журфикс, и танцевальный вечер. Здесь толковали о делах, о новостях, играли, пили, плясали. Никаких церемоний, ни встреч, ни проводов, ни потчеваний: всякий приходил, ел, что поставил на стол хозяин, и уходил по усмотрению» [5, с. 457].

За шахматным столиком мы видим Петра. Важно покуривая свою глиняную трубку, он ведет дружескую беседу с корабельным мастером. Рядом сидит широкоплечий англичанин, опоражнивая кружку с пивом. Петр рад, что в его окружении находятся молодые люди, соблюдающие правила книги «Юности честное зерцало».

Ассамблеи обучали русского человека навыкам общения. По замыслу Петра I, на ассамблеях можно было поговорить о насущных проблемах дня, обменяться новостями, совместно поразмышлять о будущем. В дружеских разговорах, товарищеских беседах нарабатывался опыт социального общения. Возникающие в процессе общения контракты продолжались в торговых конторах, на верфях Адмиралтейства, в кабинетах дипломатов. Ассамблеи помогали царю находить нужных и полезных людей, которых он ценил исключительно по деловым качествам. Среди гостей ассамблей было много иностранцев. Царь хорошо знал языки: латынь и голландский, отлично владел немецким, понимал французский, но не говорил на нем свободно. Петр создавал атмосферу веселья и непринужденности на ассамблеях. Он хотел дать возможность людям веселиться по-светски, отказавшись от жестких домостроевских традиций, которые ничего не позволяли [1, с. 5]. Именно в ассамблеях складывается представление о нравах и нормах того времени.

На этой ассамблее мы видим разных гостей – сподвижников Петра в деле устроения новой России – это вельможи и знать, чиновные особы, дворяне, купцы, торговавшие с заграницей, корабельные мастера, инженерная элита и предприниматели.

За столом слева идет бойкий разговор. Возможно, присутствующие обсуждают победу русского флота в Гангутском сражении или появление светских учебных дисциплин в школах, а может кто-то из них готовится возглавить коллегию или стать губернатором.


Обратим внимание на вельможу, парадный синий кафтан которого украшен серебряным шитьем и фигурными пуговицами. Под кафтаном рубашка с пышными длинными манжетами и воротником – жабо из тончайшего дорогого кружева. Камзол без рукавов украшен вышивкой и множеством пуговиц. Короткие, застёгивающиеся под коленом штаны, называемые – кюлоты, к ним белые шёлковые чулки или гетры. Тупоносые туфли на невысоком каблуке с металлическими пряжками. Рядом с вельможей – иностранный купец, вальяжно сидящий в кресле. Их взгляды устремлены на пожилого боярина, который опоздал на ассамблею.

Особое место на картине отведено женщинам. Обратимся к Указу «О достоинстве гостевом, на ассамблеях быть имеющем»: «4. Обряженным вельми, но без лишнего перебору, окромя дам прелестных. Последним дозволяется умеренно косметикою образ свой обольстительно украсить. Особливо грацией, веселием и добротой от грубых кавалеров отличительными быть. 12. Будучи без жены, а то, не дай Бог, холостым, на прелести дамские взирай не с открытой жадностью, но из под тишка – они и это примечают. Не сомневайся – таким манером и их уважишь, и нахалом не прослывёшь. 13. Руками же действуй сильно остерегаясь и только явный знак получив, что оное дозволяется, иначе конфуз свой на лице будешь носить долго, ибо пощады не знают.» [2].

К выбору наряда надо было подходить тщательно, но «без лишнего перебору, окромя дам прелестных». Женщинам рекомендовалось пользоваться косметикой, чтобы подчеркнуть свою красоту и выглядеть более обольстительными.

Особого внимания заслуживают пункты, посвященные флирту. Так «новичку ассамблей» советовалось «не взирать на дамские прелести с открытой жадностью». Взгляды лучше было «бросать из под тишка», так как такое внимание не только не оскорбляло бы дам неприкрытой нахальностью, но, напротив, даже было бы им приятно. «Помни, сердце дамское вельми на музыку податливо, используй сие, и обласкан будешь непременно», – давался дружеский совет.

В ассамблеях обязательно принимали участие женщины. Причем делалось это насильственно – идя «в ассамблею», муж должен был взять жену и взрослых дочерей. За попытку «спрятать» своих женщин могло последовать наказание, за этим следило ведомство генерал-полицмейстера. Исключение делалось лишь в тех случаях, когда устраивающий прием хозяин был холост – в этом случае мужчины являлись в одиночестве.

Дамы должны были демонстрировать изысканные наряды и манеры, участвовать в беседах, в том числе на иностранных языках, и, конечно, изящно танцевать. Сегодня это кажется естественным, но тогда подобное поведение в корне меняло семейные принципы – выходить «в свет» до замужества в допетровской Руси считалось недопустимой распущенностью, теперь же знакомства молодых людей и даже легкий флирт были позволительны [1, с. 7].

По левую сторону от Петра сидят три обворожительные молодые девушки. Их лица добрые и приятные.  Они тщательно готовились к ассамблее.  На них платья из заморского материала – атласа, штофа и парчи белого, золотистого, розового цветов. Платья украшены богатой вышивкой, которую делали с применением золотых и серебряных нитей, а также с драгоценными камнями. Декольте в виде каре дополнены кружевом, а рукава – различной вышивкой. Рукава отделаны воланами, а сам корсет скреплялся шелковыми лентами. Платья нового образца обнажали женские плечи и грудь, при этом требуя изысканно тонкой талии, поэтому корсаж со временем заменяется корсетом со специально вставленными пластинами заданного изгиба. Корсет, как правило, шнуровали сзади, что позволяло уменьшить объём талии даже самой пышной женщины до 40 см. Такие платья отличались потрясающей женственностью, красиво подчеркивали все прелести женской фигуры.

 

Согласно русской традиции, девушка из хорошего общества не должна была носить драгоценностей (кроме скромной нитки жемчуга или цепочки с небольшой подвеской), дорогих, ярких или темных тканей, перья и меха. Все это дозволялось только замужним дамам. Молоденькие девушки появлялись в обществе с цветами или бантами в волосах. В руках они держат веера с футлярами, носовые платки, а в дамской сумочке есть флакон для духов. Самыми модными духами «века галантности» были розовое масло и душистая цедра [4, 608].

В начале XVIII в. в женскую моду вошли остроносые туфельки на высоком изогнутом каблуке. На картине мы можем видеть часть такой туфельки, возможно сшитые из цветной кожи или парчи.

Все эти элементы костюма мы видим на картине, и они очень положительно воспринимались обществом.  Но приятно удивляет другое – это умение вести себя в ассамблее (воспитанность, спокойная манера разговора, чувство собственного достоинства) – то, что не было востребовано ранее обществом. Эти вчерашние теремные красавицы, вольно беседуют без всякого стеснения и принуждённости. Это, конечно, привлекает кавалеров, и они готовы делать дамам комплементы.


Правее от столика Петра мы видим еще двух прекрасных дам. Это его супруга Екатерина Алексеевна и дочь Анна. Их платья выполнены в цветном и светлом тоне, отличаются потрясающей женственностью и красиво подчеркивают все прелести женской фигуры. Внимание дам обращено на   пришедшего гостя.

Впрочем, давайте посмотрим на тех, для кого ассамблеи были сущим мучением, кто больше жался по углам, страшась царского гнева за свой унылый вид. Они решили не показывать себя открыто. Каковы причины такого поведения? По замыслу Петра на ассамблеях должна была царить непринужденная обстановка. Каждый из гостей мог заниматься тем, чем ему хотелось: танцевать, вести деловые беседы, играть в шахматы.  Мы же видим, на картине в уголке справа за столиком отдельно от мужчин сидят девушки. Почему они уединились? Возможно, они попали на ассамблею впервые и просто не знали, как себя вести. Или скованно чувствовали себя в новом наряде: декольтированные платья с широкой каркасной юбкой, стянутая талия в тугой корсаж, парик и туфли на высоких каблуках и еще яркая косметика – белила и румяна.


Посмотрим на двух молодых людей, которые прислонились к стене. Видимо, их смущает, что в зале незнакомые лица разных социальных сословий. Скованность добавляло и то, что какое-то неправильное их действие может вызвать гнев царя.  Они молча наблюдают за происходящим.

Привлекает внимание и одиноко стоящая пожилая барыня.  Это замужняя дама. Чтобы не наказали мужа, она вынуждена посетить собрание.  Петр I рассматривал ассамблеи как «дело должностное» и обязывал бывать на них все петербургское и московское общество. Для него не существовало веских причин, оправдывающих чье-либо отсутствие. Строгий контроль за выполнением указа в Петербурге возлагался на генерал-полицмейстера Дивиера, который обязан был являться к хозяину дома вместе с писарями и записывать фамилию каждого присутствующего. Несмотря на запреты, женщина одета в тяжелый, скрывающие формы тела сарафан, ее голова покрыта легкой накидкой – мантильей. Не участвуя в беседе, она с удовольствием пробует угощенье, предложенное арапчонком.

И, наконец, мы переходим к самому загадочному и главному персонажу картины. Именно на него были устремлены взгляды большинства присутствующих.  

Мало того, что он в боярском кафтане, так еще и при бороде, ношение которой запрещалось аж тремя царскими указами! За опоздание провинившийся должен был выпить «Большого орла» – кубок с изображением Российского государственного герба, емкостью 1,5 литра, до краев наполненный крепким вином, водкой или каким угодно другим хмельным напитком. Гость пытается отказаться, зная о серьезных последствиях этого правила для своего здоровья. За этой сценой с любопытством наблюдает сидящий за столом Петр I.

Мы видим разное отношение к этому присутствующих. Шут стремится позабавить Петра, а   некоторые наблюдают с тревогой, но боятся выступить против, зная какие насильственные методы может использовать Петр.

К употреблению водки и других спиртных напитков Петр I подходил со всей серьезностью. Указ прописывал, как себя вести в подпитии и что делать с гостями на разных стадиях опьянения. В плане употребления напитков и еды, гостям давалась полная воля: «Зелье же пить вволю, понеже ноги держат. Буде откажут – пить сидя». Если же присутствующие слишком увлекались алкогольными напитками, то и на этот случай был соответствующий пункт: «10. Упитых складывать бережно, дабы не повредить, и не мешать танцам».

Тех, кто на стуле не мог усидеть, надлежало складывать в сторонке, чтобы не мешали танцующим, отсортировав женщин от мужчин, «иначе при пробуждении конфуза не оберёшься». Лежащим водку подавать запрещалось, даже если просили, чтобы избежать риска захлебнуться.

Ближе к концу ассамблеи гостей нужно было поразить чем-либо необычным.  Часто таким финальным подарком становился огромный пирог. Мы видим на картине как его передает слуга для гостей.

Выводы исследования

Петр I относился к проведению ассамблей со всей серьезностью, видя в них пользу для государства (здесь он нередко находил полезных людей). «Все они были люди очень разной степени культурного развития, и образования, но одна общая черта давала этому обществу определенный характер. Это было общество людей рабочих, занятых службой государству».

Петровская ассамблея – это не просто увеселительное мероприятие, а общественное собрание, при помощи которого Петр I проводил свои преобразования. Благодаря ассамблеям, царь хотел создать новые формы общения, которые связали бы общим досугом всех его сподвижников, способствовали формированию новой общественной жизни, стали центром обучения нормам и навыкам культурной жизни. Петр создавал новый, европейский быт русских людей, используя опыт стран Западной Европы. Благодаря культурным преобразованиям Петра I, женщины стали обретать социальный статус в жизни русского общества.

Ряд исследователей утверждает, что царь чересчур увлёкся заимствованиями всего европейского, вплоть до насильственного запрета на ношение традиционной русской одежды, которую заменили на европейскую и приказа о бритье бород. Эти указы Петра I вызывали недовольство боярского сословия, но противопоставить им дворяне ничего не могли – царь не терпел прекословия, а спорить с ним было попросту опасно. Отношение подданных к нововведению царя не было однозначным в русском обществе. Ассамблеи пугали многих по причинам, во-первых, отсутствия мотивов к подобного рода развлечениям, а во-вторых, сложности освоения практических навыков поведения.

Литература:

1. Анохина О. А. Петр Первый – Великий преобразователь России. Журнал «Инновационное образование и экономика». – 2013 г., № 13 С. 5-7.

2. Ассамблеи Петра I [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://maskball.ru/istoriya_teatra/assamblei.html

3. Дуков Е. В. Бал в культуре России XVIII–первой половины XIX в. // Развлекательная культура России XVIII–XIX вв. Очерки истории и теории. – СПб.: Дм. Буланин. – 2001. – С. 173.

4. Кабалова Л., Гербенова О., Ламарова М. Иллюстрированная энциклопедия моды / пер. Н. М. Ильинской и А. А. Лосевой. – Прага: АРТИЯ, 1988. – С. 608.

5. Ключевский В. О. О русской истории. – М.: Просвещение. 1993. – С. 457.

6. Комисаренко С. С. Ассамблеи петровского времени // Комисаренко. Культурные традиции русского общества. – СПб: 2003. – С. 128.

Читать предыдущую публикацию Читать следующую публикацию

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

2022

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5