Забытый во времени

25 Января 2021 года | Григорий Кац

Забытый во времени

Через два дня после гибели «Ла Бургони» нью-йоркская «Таймс» вышла под таким заголовком: «Это был французский корабль, и с него спаслась лишь одна женщина». К великому позору Франции, это был неоспоримый факт. Из двухсот женщин, пятидесяти грудных младенцев и тридцати детей постарше выжить удалось только одной женщине. Всего же спаслось пятьдесят девять пассажиров. В течение последующих долгих месяцев и даже лет драма у острова Сейбл занимала почти всю мировую прессу. Американская газета «Нью-Йорк Мэйл энд Экспресс» через два дня после гибели «Ла Бургони» констатировала: «Каков бы ни был приговор суда в отношении управления лайнером, как до столкновения, так и после, факт остается фактом: в истории трагедий на море, сохранившихся в памяти человечества, подобного еще не было…». А этот рассказ - история только одной жизни.

Леон Пурто родился 23 ноября 1868 года в Бордо в семье сапожника Клемана-Жана-Батиста Пурто и домохозяйки Валери Лескюр. Семья жила на Rue Boyer в доме 35, и этот небольшой дом был обычный для этого района города. Единственный ребёнок в семье рос окруженный любовью, родители всячески потворствовали рано проявившими себя талантами сына. Отец - признанный мастер своего дела, не испытывал недостатка в заказах, но не пытался заставить сына наследовать своё ремесло, ограниченное пространством сапожной мастерской. Напротив, он старался открыть мальчику иной, творческий мир, тем более, что Музей Изящных Искусств Бордо, недавно реконструированный, богатый коллекциями старых мастеров, находился совсем неподалёку от дома семьи Пурто. К 14 годам Леон приобрел уверенный рисунок, усвоив манеру старых голландских мастеров, собранием которых так богат Музей Бордо.

Но реальная жизнь диктовала свои правила, и в 1881 году Леон поступил учеником в типографию Бордо. Обладая спокойным и весёлым нравом, ловкими пальцами, мальчик манипулировал маленькими металлическими буквами и размещал их в нужном порядке. Для него это было всего лишь очередной игрой. Вскоре рутина типографской работы наскучила Леону. Его манило совершенно иное.

История умалчивает, когда он впервые взял в руки кларнет, и кто был его первым учителем. Но в 1884 году при поддержке родителей Леон сел в поезд, который увез его в Париж - столицу искусств. Его целью была Национальная Консерватория, и 18 ноября 1884 года он был принят туда в класс кларнета знаменитого профессора Сирилла Розе. Увы, на экзаменах первого курса в июне 1885 года Пурто отсутствовал: финансовые проблемы, появившиеся в отчем доме, заставили его оставить учёбу и искать заработок. Он брался за любую работу, подвизался в ресторанных оркестриках, в том числе в Сafe du Delta, где имели обыкновение собираться музыканты Оркестра Ламуре. Услышав его игру, они помогли Леону устроиться руководителем ансамбля и солистом в Сafe-Сhantant. Затем Пурто гастролировал с цирковой труппой, играл в её оркестре, а, совмещая это с должностью рабочего арены, ухаживал за животными, и даже... купал слонов! 12 ноября 1886 года, по единогласному решению приемной комиссии, Леон вернулся в консерваторский класс профессора Розе.


В Консерватории Леон завел дружбу с Луи Аббиате (1866-1933), виолончелистом и обладателем Первой премии по гармонии и контрабасу, который познакомил его с художником Луи Хайе (1864-1940), впоследствии одним из родоначальников пуантилизма. Друзья участвовали в салонных вечерах, организатором которых был композитор Габриэль Форэ. Художники Максимилиан Люс, Поль Синьяк также работали в них, делая зарисовки. После выступлений Леон часто присоединялся к ним. В 1887 году Пурто получил Первый приз Консерватории после блестящего исполнения Концертино К. Вебера, и его тут же пригласили в Оркестр Колонн. Впереди была целая жизнь!

Вместе с Люсьеном Писсаро (сыном великого художника) и Луи Хайе Леон начал посещать вечерние классы Муниципальной Школы живописи и скульптуры на улице Бреге, 15 под руководством мэтра Виона, бывшего ученика Леона Конье (1794-1880). Обучение в школе носило характер весьма академический, поэтому трое друзей часто отправлялись на парижские бульвары, посещая театры и кафе, фиксируя вечернюю жизнь Парижа в рисунках. В это же время случилось знакомство Пурто с Жоржем Сера, создателем новой техники – пуантилизма. Он стал частым гостем в мастерской художника. Благодаря этой дружбе, Леон совершенствовал свою колористическую технику.

Затем Пурто призвали в армию, и 1 апреля 1889 года его зачислили в 103-й пехотный полк в Париже в качестве музыканта военного оркестра. Ровно через год, день в день, он вернулся к гражданской жизни со справкой об образцовом поведении в период службы.

После демобилизации, Пурто выступил на концертах в Савойе. Именно там, в Екс-Ле-Бен, он встретил сестру своего приятеля Мари Элаль. Это была любовь с первого взгляда. Свадьбу сыграли 23 октября 1890 года в 15-м округе Парижа, и вскоре молодая семья отправилась в Лион, где Пурто стал профессором Консерватории по классу кларнета и саксофона, а также солистом Оркестра Оперы. Ему было всего 22 года. Ни до, ни после Франция не знала столь юных профессоров Консерватории! Именно в это время он написал первый и последний автопортрет.

Прошло три года. Леон Пурто вел жизнь преуспевающего музыканта в большом городе, а каждый отпуск интенсивно занимался живописью. На его полотнах - Прованс, прибрежные острова юга Франции, сельские пейзажи. Наверное, такая жизнь продолжалась бы ещё долгие годы, но в 1894 году австрийский дирижёр Эмиль Паур, годом ранее занявший пост главного дирижёра Бостонского Симфонического Оркестра, предложил Пурто контракт солиста на сезон 1894-1895 года. Сумма контракта оказалась 20 000 франков - немыслимые деньги! И Пурто с группой музыкантов, также нанятых Пауром, отправился через океан.

В Бостоне дела Леона Пурто складывались как нельзя лучше. Его игра привела в восхищение меломанов и была высоко оценена профессионалами. Свидетельством тому стало ежегодное продление его контракта. В период летних отпусков многие французские музыканты имели обыкновение возвращаться в Европу. Среди них был и Леон Пурто. Он продолжал заниматься живописью, и в 1896 году принял участие в выставке Академии Художеств Пенсильвании, в Филадельфии. Эта заявка о себе как о художнике в Новом Свете оказалась, к сожалению, первой и последней.

2 июля 1898 года Леон Пурто отправился в очередной отпуск во Францию. А вместе с ним – и его соотечественники и коллеги по Бостонскому симфоническому оркестру - первый флейтист Леон Жаке с женой и ребёнком, а также первый гобоист Альбер Вейсс.

Два дня спустя Париж проснулся под крики газетчиков, сообщающих о крушении парохода «Ла Бургонь» вблизи острова Сейбл. Погиб 591 человек, среди которых были музыканты Бостонского Оркестра. Потеряв ведущих солистов, потрясенный Эмиль Паур в этом же году оставил пост главного дирижера.

Леону Пурто было всего тридцать лет, его мастерство музыканта и художника только входило в период расцвета. Его гибель оплакивали друзья и близкие, а впоследствии Леон Пурто был забыт на многие годы. Лишь в 1971 году, три картины Пурто, выставленные на аукционе, были куплены знатоками и любителями пуантилизма и постимпрессионизма, что пробудило интерес к его творчеству. В настоящее время работы Леона Пурто есть в коллекциях многих музеев Нового Света, в частности, в Museo Soumaya, Мехико, и Музее Феникса, Аризона, а также в частных коллекциях. Лучшие работы Пурто в наши дни стоят более полумиллиона долларов, при том, что Леон Пурто никогда не относился к живописи, как заработку - он был музыкантом высочайшего уровня, что позволяло ему быть подлинным Художником, Артистом, Мастером.
Читать предыдущую публикацию Читать следующую публикацию

КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ

2021

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

Вандализм
Телефоны